June 21st, 2014

мастер

Не три глаза.

Открываешь глаза и, с недоумением, разглядываешь громаднейший разъем на толстом пластиковом сендвиче прямо перед собой. Взгляд катиться ниже, потом вверх и пощербленность экватора отделяющего слабо-серебристый пластик от темно-пластикового мостика, а так же пара откровенных царапин, плюс утолщения на краях и прогиб по-центру напоминают, что это должно быть телефон. Больше нечему.

И ты поднимаешь глаза. Еще сендвич на сендвиче. Но это планшет на мышке, которую ты утащил с собой, что бы отключить, не вставая, компьютер. А значит где-то рядом наушники. Но это точно не телефон под планшетом. А значит телефон мы видели в начале.

Ты хватаешь этот гигантизм и проверяешь догадку. Да, это он. Осталось 15%, новые, рассылочные, письма, последняя фраза вчерашней переписки Вконтакте, что-то обновилось. Вернул на место и трешь глаза. Взгляд: и оно все еще гигантское.

Может у тебя близорукость? Здравствуй елка? Или близорукость это когда наоборот? Взгляд на часы, висящие на стене, перефокусировка, нет - все нормально. Трешь глаза. Уже ладонями, а потом пальцами. Если надо очистить глаза, то правильно масировать в сторону слезоточного канальчика (к носу), так как стекает смачивающая жидкость. Так пишет черная книга.

Подъем. Смотришь на руки. Вчера они были ближе. Поднимаешся на ноги. Шаг, другой. Все такое большое, но так далеко. Медленно, не простительно тяжело для твоего возраста, топаешь в туалет. Может действительно близорукость? Все стало дальше? Но с чего-же все такое же четкое? Руки, вода, мыло (не включая свет) и обратно.

Садишся на стул. Теперь с этим жить? Трешь глаза. Ножницы, что не отнес вчера на место, лежат на записной книге. Книжка, своей синей рефленой поверхностью создает всю ту же плоскость, а вот ножницы, на ней, вчера были больше. Действительно были, я же держал их в руках. Правда не такими большими как утренний телефон. Они почти нормальные, но не такие. Трешь глаза. И ножницы стали более пропорциональны своему образу. Отдаленные предметы подползли немного ближе и все стало привычнее.

Уже нету мыслей о том как бы и наступить на край рулетки, и, прижавшись хребтом к дереву дверной рамы, вытягивать руку с ним измеряя свой отпечаток - вдруг мгновенно вырос и мир теперь такой.

Все становится привычнее. Как и было. Не факт, что оно вернулось к своим размерам, но ты, как будто, по новой привык и перестал про это думать. Перестроился. Перефокусировался. Аккомодация это когда мышци, в твоем глазу, искревляют, по-другому, поверхность твоего глаза, позволяя внутреннему оператору крутануть кольцо на объективе? Что у тебя там? Судя по частым паразитным полосам и точкам - что-то такумаровское, с грибком и пылью.

Подушечками кистей рук не удобно протирать глаза. Сведя их вместе и накрыв, холодом, глаза единственное движение которого хочется это разводить в стороны, против выделенного направления очистки глаз, как пишет черная книжка. По-этому холодом, самых длинных из пальцев, исправляешь это.

Если не хочешь сказок то думай и вспоминай. Тебе снился сон. Ты приехал к другу (вы недавно обсуждали поездку). Ты забрался под самый потолок какого-то стометрового помещения, откуда все казалось далеким (как часы на стене твоего дома только что) и маленьким (это нормально, у тебя панический страх высоты). И ты как-то спустился вниз и что-то искал у себя в сумке, все было таким большим, как телефон при пробуждении. Лучше протри еще раз глаза...

И посмотри, все-таки, на себя в зеркало.