April 25th, 2014

мастер

Крепчает ветер солоноватый, качает зеленоватый вал,

by Дмитрий Быков

* * *

Ах, если бы наши дети однажды стали дружны…
И.К.


Крепчает ветер солоноватый, качает зеленоватый вал,
Он был в Аравии тридевятой, в которой много наворовал.
Молнии с волнами, море с молом — все так и блещет, объединясь.
Страшно подумать, каким двуполым все тут стало, глядя на нас.

Пока ты качаешь меня, как шлюпку, мой свитер, дерзостен и лукав,
Лезет к тебе рукавом под юбку, кладя на майку другой рукав,
И тут же, впервые неодинокие, внося в гармонию тихий вклад,
Лежат в обнимку “Самсунг” и “Нокия” — им больше не надо заочных клятв.

Мой сын-подросток с твоею дочерью — россыпь дредов и конский хвост —
Галдят внизу, загорая дочерна и замечая десятки сходств.
Они подружились еще в фейсбуке и увидались только вчера,
Но вдруг отводят глаза и руки, почуяв большее, чем игра.

Боюсь, мы были бы только рады сюжету круче Жана Жене,
Когда, не желая иной награды, твой муж ушел бы к моей жене,
И чтобы уж вовсе поставить точку в этой идиллии без конца —
Отдать бы мать мою одиночку за отца твоего вдовца.

Когда я еду, сшибая тугрики, в Киев, Крым, Тифлис, Ереван, —
Я остро чувствую, как республики жаждут вернуться в наш караван.
Когда я в России, а ты в Израиле — ты туда меня не берешь, —
Изгои, что глотки себе излаяли, рвутся, как Штирлиц, под сень берез.

Эта тяга сто раз за сутки нас настигает с первого дня,
Повреждая тебя в рассудке и укрепляя в вере меня —
Так что и форд твой тяжелозадый по сто раз на трассе любой
Все целовался б с моею ладой, но, по счастью, он голубой.
мастер

Золотоволосий янгол мій.

"Я люблю твого тіла великодню паску..."
Ю.А.


Золотоволосий янгол мій. Лице осяює сонце.
Стоїш проти світла, а я очі мружу.

Золотоволосий янголе, голос твій
почути навіть не хочу, а мушу.

Золотоволосий янгол мій,
тіла твого прагну, як спраглий воду.

Золотоволосий янголе, згадай мене,
як я пам’ятаю сміх твій і вроду.
мастер

Пейзаж для песенки Лафоре: усадьба, заросший пруд

by Дмитрий Быков

Баллада о кустах

Oh, I was this and I was that...
Kipling, "Tomlinson"


Пейзаж для песенки Лафоре: усадьба, заросший пруд
И двое влюбленных в самой поре, которые бродят тут.
Звучит лягушечье бре-ке-ке. Вокруг цветет резеда.
Ее рука у него в руке, это означает "да".
Они обдумывают побег. Влюбленность требует жертв.
Но есть еще один человек, ломающий весь сюжет.
Им кажется, что они вдвоем. Они забывают страх.
Но есть еще муж, который с ружьем сидит в ближайших кустах.

На самом деле эта деталь (точнее сюжетный ход),
Сломав обычную пастораль, объема ей придает.
Какое счастье без угроз, какой собор без химер,
Какой, простите прямой вопрос, без третьего адюльтер?
Какой романс без тревожных нот, без горечи на устах?
Все это им обеспечит Тот, Который Сидит в Кустах.
Он вносит стройность, а не разлад в симфонию бытия,
И мне по сердцу такой расклад. Пускай это буду я.

Теперь мне это даже милей. Воистину тот смешон,
Кто не попробовал всех ролей в драме для трех персон.
Я сам в ответе за свой Эдем. Еже писах - писах.
Я уводил, я был уводим, теперь я сижу в кустах.
Все атрибуты ласкают глаз: двое, ружье, кусты
И непривычно большой запас нравственной правоты.
К тому же автор, чей взгляд прямой я чувствую все сильней,
Интересуется больше мной, нежели им и ей.
Я отвечаю за все один. Я воплощаю рок.
Можно пойти растопить камин, можно спустить курок.

Их выбор сделан, расчислен путь, известна каждая пядь.
Я все способен перечеркнуть - возможностей ровно пять.
Убить одну; одного; двоих (ты шлюха, он вертопрах);
А то к восторгу врагов своих, покончить с собой в кустах.
А то и в воздух пальнуть шутя и двинуть своим путем:
Мол, будь здорова, резвись, дитя, в обнимку с другим дитем,
И сладко будет, идя домой, прислушиваться налегке,
Как пруд взрывается за спиной испуганным бре-ке-ке.

Я сижу в кустах, моя грудь в крестах, моя голова в огне,
Все, что автор плел на пяти листах, довершить поручено мне.
Я сижу в кустах, полускрыт кустами, у автора на виду,.
Я сижу в кустах и менять не стану свой шиповник на резеду,
Потому что всякой Господней твари полагается свой декор,
Потому что автор, забыв о паре, глядит на меня в упор.