April 10th, 2014

мастер

(no subject)

Выход есть. И не важно, что он, как у Карениной Анны, к рельсам. Не существенно, что кривой серый и в стороне от проторенной дороги. Не принципиально, что размашисто вырезан в бетонной стене, но, проходя сквозь него, придется пригнутся, не привычно высоко занести ногу и, изо всех сил, постараться не вымазаться. Главное что бы был выход. Хотя он, в сущности, всегда есть.

IMG_20140409_125543
мастер

Позиция

Она стояла, на пероне станции метро, вся такая "с мамой".

На голове платок, что-то из двухсложных цветов заканчивающихся на зеленый. Зеленого же, но не яркого, а с приставкой обозначающей землистость и практичность, цвета куртке. Длинной, плотно обтягивающей (красивые наверное) бедра и ноги, до самых щиколоток юбке. И в чем-то без каблука: не то сапожках, не то кедах с высокими мягкими бортиками.

Причем бортики ее обувки интересно так были растянуты и оголяли внешнюю поверхность верхней части стопы, представляя всеобщему обозрению нежную гладкую светлую кожу поддерживаемую изнутри поверхностью таранной кости.

Левая нога, прижимаясь к правой по внутреннему контуру, выстраивала ступни друг за другом. Не очень паралельно и разнесенно, но визуальная не анатомичность брала верх и намертво фиксировала внимание. Обе стопы были развернуты внутренней стороной наружу.

Бородатось и толстое тело наблюдателя не позволили его сознанию скрыть воспоминание про шесть основных хореографических позиций (и красивую молодую учительницу, о которой тогда не думал), изучаемых в начальной школе.

- Пятая! - подумал он. - Ступни выстроены паралельно друг-другу. Прижаты. Внутренней стороной наружу, да.

Ее ноги, как будто живя своей жизнью, несколько раз меняли свою позицию из пятой, в такую же, не произвольную, третью. На ней они и остановились. Правая ступня полуразвернута наружу, левая пяткой приставлена в плотную к средине ее же.

Все мы стоим в позициях. Каждый выбирает свою. И это так же много могло бы сказать о человеке, как то на носок он опирается при подъеме по ступенькам или на пятку, если бы хоть кто-то действительно умел трактовать.