August 13th, 2012

мастер

(no subject)

Я могла б содержать секонд-хенд из несказанных слов,
непрошёптанных нежностей, фраз "на особый случай".
Я храню их гербарием в книжице про любовь.
Может быть, у кого-то другого им было бы лучше.

Я могу продавать их недорого, по рублю,
наблюдать из-за стойки лениво и неохотно,
как какая-то дама примерит моё слово "люблю" -
и повесит обратно, молв, слишком уж старомодно.

Только этот нелепый товар сейчас не в ходу
и, наверное, всё это - просто ходьба по кругу.
Кто-нибудь непременно использует против нас
всё, что мы с тобой не сумели сказать друг другу.
мастер

(no subject)

Время лечит, всё прошлое - несколько строк
и гербарный цветок.
                                      Пустяки, сувениры.

Только в сердце теперь есть пустой уголок,
даже комната - три на четыре.

Я её не сдаю.
И вопрос не в цене.
Да желающих, к слову, не так уж и много:
говорят, ночью призраки бродят по ней,
говорят, обстановка убога.

Свято место пустует - и так день за днём.
И не скажешь, что здесь тоже жили когда-то.

Нет, в груди не дыра, а оконный проём,
чтоб ты мог любоваться закатом.

мастер

(no subject)

Он пишет: "Я жду тебя дома. Я ставлю чайник," -
и воздух ей тесен, как старый худой пиджак.

На улице ветер. Над городом крики чаек.
Она и не помнит, когда всё пошло не так.

Он пишет: "Я жду тебя. Это почти как жажда".
Она отвечает невнятное "не скучай",
но ей неспокойно. Ей кажется, что однажды
он вырвет ей сердце и выжмет лимоном в чай.
Ведь мама всегда говорила - так не бывает,
чтоб долго и счастливо и в один день. Финал -
вернёшься с работы, а он тебя не узнает.

А может быть, даже и лучше, чтоб не узнал.

Он пишет: "я жду тебя дома".
                                 Осенний город
холодным дождём прибивает к асфальту пыль.

На улице ветер. Она поднимает ворот.
Ей надо успеть, пока чай ещё не остыл.